МЫ, ИРКУТЯНЕ
Сергей ШМИДТ, Langobard
2023-10-23-01-02-54
В словаре В. Даля про словечко «ходор» сказано следующее: «ходить ходором» это «расходиться, ходить козырем, кричать, браниться, хорохориться». И пример Даль такой приводит: «Петух ходором расходился!». Получается, что судьба Михаила Борисовича Ходорковского* была прямо его фамилией обозначена.
МНЕНИЯ И СОМНЕНИЯ
Дмитрий Травин, экономист, публицист
2024-05-02-00-53-43
Александр Дугин дал интервью Такеру Карлсону — и за 20 минут продемонстрировал все проблемы философии, ставящей во главу угла выведенные «из головы» общие схоластические конструкции вместо анализа реальной человеческой жизни.

13 октября 2015 года через одиннадцать дней после официального и торжественного вступления в должность губернатора Сергея Георгиевича Левченко я оставил в ныне подзапретной социальной сети вот такой текст.

 

Умер Андрей Гундоров, когда-то журналист и телеведущий, в последние годы занимался документалистикой. «В последние годы» тут не означает «последние несколько лет». Насколько я понимаю, его уход в документалистику произошел еще в 2000-е. Как журналист и телеведущий он вспоминается в связи с 1990-ми.

 

Начирикал клавишами клавиатуры название колонки, перечитал и улыбнулся. Во-первых, я собирался написать: «Ты чё, Кызыл!» Однако пальцы отстучали, что отстучали. «Ну и ладно, – подумал я, – может, это знак какой свыше, от абсолютного духа или космического разума, или от кого рангом еще выше». Опять же, я собираюсь в колонке немного ругаться, так что «козёл» будет вполне к месту. Во-вторых, задумался, что я вот не знаю, всем известная с детства лексическая конструкция «тычёкозёл» является вопросительной, то есть должна завершаться вопросительным знаком, или восклицательной, то есть знак должен быть восклицательный? Хороший вопрос для интеллектуальной беседы, надо будет к нему вернуться при случае. Я на всякий случай оба знака поставил.

 

Я преподаю тридцать лет. Прямо в этом сентябре исполнилось тридцать лет с тех пор, как меня пустили на преподский «броневичок». Тридцать лет назад к нему прилагалась доска с мелом и тряпкой. Сейчас вроде бы тоже прилагаются, но ныне презентации, проекторы, «умные доски» – оружие препода. Некоторые преподаватели забыли, какой стороной мелом по доске пишут. Отдельный прикол моей профессиональной биографии заключается в том, что первая лекция, которую я прочитал в качестве штатного работника Института повышения квалификации работников образования (до студентов меня судьба допустила только через год после того, как я потренировался на повышающих свою квалификацию школьных учителях) была лекция о Никколо Макиавелли. Как сейчас помню, начал я ее с небольшого урока правописания – где и какие у «великого флорентийца» удвоенные согласные, а потом разошелся про сущностные различия реализма и идеализма…

 

В Иркутском художественном музее – Валентин Серов. 47 картин Серова из Русского музея (Петербург) прибыли в Иркутск в конце лета, выставка открылась 8 сентября и продлится два месяца. Можно, конечно, не спешить с посещением – времени вроде бы много – но лучше отложить всё и посетить, чтобы потом не сокрушаться, как быстро время пролетело, а так и не собрались сходить.

 

Подводя итоги выборов в Законодательное собрание Иркутской области, первым делом хочу отделить очевидное от того, что может стать предметом политико-демагогического торга (конфликта интерпретаций). В отдельный абзац вынесу «экспертные сплетни», ну и отдельно от всего подкину некоторые «общие рассуждения».

 

Я живу окнами на школу и это очень помогает моей жизнестойкости, жизнерадостности и даже подпитывают мою скромную житейскую мудрость. Студенческая молодежь, с которой я общаюсь практически ежедневно, и школьная молодежь, с которой тоже доводится общаться, много раз слышала от меня важный совет насчет того, как организовать свою взрослую жизнь. Если будете жить в многоквартирных домах, объясняю я, и у вас будет возможность (при покупке жилплощади) выбрать квартиру с окнами на школу, обязательно выбирайте ее. У вас появится перспектива буквально каждый день начинать со счастливого утра.

 

Начну с банального, которое почему-то (я, впрочем, догадываюсь почему) способно вызывать взрывы возмущения. Чем бы ни закончились президент Путин, путинский политический режим, СВО и все ныне насущное вплоть до личных судеб народной агентки России Аллы Пугачевой и мужа ее иностранного агента Максима Галкина, всем тем, кого всё это разметало по разным сторонам баррикад и разбросало в разные виртуальные, да и совершенно реальные, окопы после окончания всего этого придется как-то существовать рядом друг с другом. Если не в России, то на планеточке Земля, удрать с которой не удалось еще никому, несмотря на все многочисленные обнадеживающие обещания писателей-фантастов. Потому всем добровольным и мобилизованным участникам информационно-эмоциональных войн я рекомендовал бы придерживаться хотя бы небольшого числа красных линий, дабы облегчить собственное «постапокалиптическое» существование. Одной из таких линий могла бы стать простейшая «земляческая солидарность», отказ от мочилова всего самоочевидно светлого и полезного, что есть на малой родине, даже если навязчивый принцип «партийности» требует бортовых залпов.

 

Название колонки может создать впечатление, что речь в ней пойдет о какой-то особенной откровенности и открытости губернатора Иркутской области Игоря Ивановича Кобзева. Нет, ничего подобного. В названии просто обыгран тот факт, что на прошлой неделе губернатор провел т.н. «прямую линию». Совершенно не настаиваю на оригинальности названия. Буду очень удивлен, если прежде в заголовках не обыгрывалась «прямолинейность» такого рода – что после «прямых линий» Путина, что после «прямых линий» подражающих Путину отдельных губернаторов.

 

 

Ох, как мне стыдно за столь «попсовый», столь предсказуемый заголовок! С другой стороны, сложно найти в Иркутске сведущего в местной политике человечка, который на вопрос, кого у нас можно узнаваемо обозначить знаменитым длиннющим мемом (названием Михалковского «киноистерна»), не ответил бы без вариантов: Виктор Иванович Кондрашов. Виктор Иванович у нас ныне «отказник» – громко отказался от участия в выборах ЗС в одномандатном округе от КПРФ. Есть и другой «отказник» – Олег Валерьевич Боровский, мэр города Саянска, который на прошлой неделе даже с некоторым скандалезом покинул выборный список «Единой России». Боровский тоже, наверное, подходит под мем «свой среди чужих». Но Конлрашов подходит больше. И дольше.

 

Любители авантюрно-приключенческой политики жалуются на то, что выборы в Законодательное собрание Иркутской области проходят нынче так, что не только политтехнологи сохнут без денег, но и мухи дохнут от скуки.

 

 

Глубинный народ, при всем уважении к нему, глубоким мышлением не обладает, поэтому бывает прост, как газета «Правда», приготовленная для растопки печки на даче. Я люблю разные истории про несанкционированные и несрежессированные контакты власти с народом – именно про случайные контакты, а не про системные отношения.

 

 

Никиту Долгополова, талантливого сына земли Иркутской, для России, которая смотрит телевизор, восславил Андрей Малахов, посвятив ему выпуск своего ток-шоу 26 апреля сего года. Для России, которая не смотрит телевизор и информационно окормляется строго в интернете, «Редакция» иностранного агента Алексея Пивоварова* подготовила о господине Долгополове часовой фильм, который выпустила 15 июня. Иркутск прославлен в самом названии этого фильма – «История иркутского афериста, или в какие дебри заводит наша доверчивость» – за что иностранному агенту выносим специальную иркутскую благодарность. Думаю, что не так-то просто найти темы, которые одинаково заинтересовали бы как кремлевского, так и антикремлевского журналиста, причем подача этих тем и высказанные оценки еще бы и совпали. Никита Долгополов склеил две России – провластную и оппозиционную – лишний раз подтвердив, что Иркутск способен примирить не только Запад с Востоком, но и кого угодно с кем угодно.

 

По моде нашего времени начинаю с дисклеймера. Я считаю, что почти все имеющие отношение к уникальному феномену нашего времени – «релокантской политической науке» – делают хорошее и правильное дело, разоблачая жульничество и передергивание т.н. «кремлевских пропагандистов». Поэтому буду исходить из того, что они, как честные люди и сторонники всяческих свобод, нормально относятся к тому, что кто-то разоблачает, как жульничают и передергивают они сами.

 

Есть такая легендочка про царя-императора Николая I. Якобы, когда в 1848 году во Франции полыхнула очередная революция, Николай Палкович, точнее, Николай Палыч по прозвищу Палкин, ворвался на какую-то придворную дискотеку с криком: «Господа, седлайте коней, во Франции революция!» Толком доплясать дворянчикам не дал. «Первый бал» какой-нибудь безвестной Наташе Ростовой сорвал. Императора можно понять. Он считал себя законным продолжателем международно-политической миссии своего брата – Александра I, победителя Наполеона – то есть исправно нёс бремя охранителя-спасителя Европы от революционной заразы. Сучка Европа потом отплатила ему черной неблагодарностью в виде Крымской войны.

 

Есть свидетели того, что название этой колонки я придумал сам – утром 26 июня 2023 года. Полез в поисковички проверить. Я всегда так делаю, ибо для меня, как для любого нормального гуманитария, нет более тяжких обвинений, чем обвинения в плагиате. Плюс у меня, как у всякого гуманитария, который не ограничивает свою гуманитарность узким кругом кухонных разговоров со «своими», есть свои, мягко говоря, «доброжелатели», подставляться перед которыми лишний раз нет желания. В общем, забил в поисковики придуманное название. Увы, какой-то неизвестный мне человек использовал его в 2012 году для собственных воспоминаний о, скажем так, классических путчах. Ну что же делать? Не отказываться же от замысла? Тем более, что такое название через день-два после путча выглядит намного уместнее, чем через двадцать с лишним лет, как у опередившего меня человека.

 

Да не просто под красным и континентальным, а воюют супротив атлантистов-глобалистов, англосаксов-иблисов, поганцев-вражин...

 

Сегодня День России. Было у меня свое прекраснодушное прошлое – я верил когда-то в «Россию регионов», децентрализованную, горизонтальную, федеративную. Но это все в прошлом. Как писал Александр Сергеевич своему дружбану Петру Чаадаеву (в поэтическом письме, которое не вошло в школьную программу, в отличие от другого поэтического письма того же автора тому же адресату): «Но в сердце, бурями смиренном, теперь и лень и тишина…». Теперь верю только в Россию вертикальную, государственническую, хотя и не обязательно – Московскую. Как сказано у классика, имя которого меняется в зависимости от того, кого мы хотим видеть классиком, кто не был в России федералистом в молодости, тот подлец, кто не стал в России «вертикалистом» в зрелости, тот дурак. Тем не менее, в День России позволю себе вспомнить юность беспечальную свою и поговорить чуток о России регионов. Точнее, об именах-названиях в этих регионах.

 

Эх, дорогие мои ничего не понимающие в жизни детичи! Вот раньше, когда было время ваших отичей, и отичи те дико радовались тому, что окончилось время ваших дедичей, дни «последних звонков» в школах были днями настоящих дионисийских праздников и буйств. Достаточно сказать, что был в те времена один единственный такой день для всех школ – 25 мая. Общество российское, избавившись от государственной опеки и контроля, оказавшись в ситуации отсутствия как закона, так и морали, пребывало тогда во блаженстве невероятным. Мыслители-аналитики всяческие, коих в нашем отечестве всегда было в избытке, гадали, чем все кончится? То ли общество само, оттолкнувшись от инстинкта самосохранения, выработает какие-то механизмы самоконтроля и самоограничения, то есть, запустит-таки какую-никакую мораль-злодейку, то ли оно, следуя стародавней российской традиции, попросит государственную власть спасти его (общество) от него самого (общества), и государственная власть откликнется на этот призыв со своей всегдашней готовностью? Поставив, правда, одно условие: я буду наводить порядок, как считаю нужным, и ты уж терпи, дорогое общество, и в дела мои, упорядочивающие, со своими советами не лезь. Как оно обернулось в итоге, вы, детичи, и без меня знаете, хотя, может, и не знаете ничего, потому что сравнивать вам не с чем, а без сравнения нет ни знания, не понимания. Как сказал бы тут старик Фридрих Ницще, кто жил всю жизнь при доминировании «аполлоновского начала» (так старик именовал порядок и контроль). и ничего «дионисийского» в жизни не видывал, тот, считай, что жизни-то и не знает.

 

Не мне критиковать практику мифотворчества и любителей таких практик, разве что сочувствовать их жертвам. Я сам создал столько мифов – гуманитарных, политических, локальных (местечковых), что гореть мне… никакой Роспожнадзор не отмажет. Одних только гостей города И., которые разъехались по восвоясям, будучи уверены, что в Иркутске улица 3-го июля (рядом с самым ресторанно-туристическим местом города) названа спецрешением мэрии и голосованием городской Думы в честь «последнего дня российского счастья» – 3 июля 2008 года была зафиксирована самая высокая в истории цена барреля нефти – вспоминаю и «стыдобой покрываюсь» от кончиков пальцев до клавиатуры. Писал про это. Вот только про себя уже «стотыщлет» не сочинял никаких мифов, потому что, как сказано, в одном «каноническом апокрифе», барон Мюнхгаузен никогда не врет.

 

Очень много раз мне доводилось оказываться с депутатами иркутской городской Думы или с чиновниками иркутской мэрии за одним столом или в одном эфире, либо при целенаправленном обсуждении, либо при эпизодическом упоминании проблемы безнадзорных животных. Вот и в минувшую пятницу такое было. В 99 случаях из 100 речь идет о собаках. Кошки и прочая живность мало кого волнуют, ибо не лают, не пугают, не кусаются, а поцарапать могут только тех, кто сам будет навязывать свои «поглаживания». Безнадзорные собаки и лают, и пугают, и могут покусать, даже изуродовать – ходят слухи, что и загрызть насмерть. Все варианты решения проблемы обсуждены не менее, чем по миллиону раз. Отлавливать и усыплять. Отлавливать и содержать в приютах, пытаясь пристраивать частным владельцам. Отлавливать, ставить прививки, подвергать стерилизации, чипировать и выпускать обратно. Все ищу и не могу найти того умника, который посчитал, что привитые, стерилизованные и чипированные собаки не сбиваются в стаи, не лают, не пугают и не кусаются. Все-таки интересно, как и чем он думал, и как смог убедить чиновников и общественное мнение, что так оно и есть. Говорят, что тут дело в корыстных интересах, ибо все эти операции проделывает частный бизнес, получая подряды (как в Иркутске, например). Еще предлагают регистрировать всех домашних животных и непонятным образом проверять, не выброшены ли они на улицу. Непонятно, как можно проверить, не выброшено ли на улицу их случайное потомство?

 

 

ИА «Телеинформ» сообщает: «В селе Пивовариха Иркутского района исчезли польский памятник и литовский крест, которые устанавливали в память о репрессированных в 1937 году… Причина демонтажа пока неизвестна».

 

 

Я так давно не говорил о погоде, что где-то даже соскучился по таким разговорам. Уже много лет мне плевать на погоду, она для меня, какой бы ни была, не более чем информация о том, что надо надеть, если идешь на улицу. Объяснял этот свой «стоицизм» влиянием Сенеки, моего любимого философа, возрастной мудростью, но главное – осмысленной занятостью. Мол, страдания по погоде для тех, кому заняться нечем. Тот, кто не просто занят, а кому интересно то, чем он занят, на погоду внимания не обращают. Понимаю, что все это снобизм человека, занятого бесполезным т.н. «умственным трудом», но уж простите меня. Тем более, что не такой уж я и «освобожденный от физкультуры» на лоне матушки-природы – могу и грядки на дачке вскопнуть размашистым движением не мысли, но лопаты.

 

Живописец К. А. Коровин в своих мемуарах вспоминает, как он стал свидетелем примечательной встречи-стычки Антона Павловича Чехова с представителями прогрессивного студенчества, которые, употребляя чеховские "калачи, колбасу, пиво", пытались писателя, которого, кстати, очень уважают в городе И. – он очень хорошо и правильно отозвался об Иркутске – что называется, задирать.

 

Писатель Евгений Водолазкин выпустил роман «Чагин», о котором, кстати, до сих пор ни слова не сказано в статье про Водолазкина в Википедии. Ну и поклоннички у писателя – ничего не скажешь. Лень статью в Википедии дополнить. Я читал три романа Водолазкина – «Авиатор», «Лавр» и вот «Чагина». Честно сказать, не очень цепляет. То ли от того, что конкретно этот автор не отвечает на вопросы, которые меня интересуют, и, откровенно говоря, ничего не добавляет к моей картине мира. То ли от того, что творчество Водолазкина литературоведы-всезнайки относят к т.н. «магическому реализму», а я, переживший в восьмидесятые сумасшедшее увлечение латиноамериканской литературой, начитался тогда самого ядреного «магического реализма» (он же – «фантастический реализм»). Запросто могу скандировать на любом литературоведческом митинге: «Маркес! Борхес! Кор-та-сар!». Вот и не будоражит такой реализм в исполнении соотечественника.

 

«Ревущие десятые» в политической истории Иркутской области закончились вместе с 2010-ми. Выборы в Законодательное собрание 2018 года стали ярким эпизодом того штормического для Иркутской области политического десятилетия. «Единую Россию» тогда не защитили от народного негодования по поводу пенсионной реформы ни циклопические проценты Путина на мартовских президентских выборах, продемонстрировавшие всем сомневавшимся, что «крымский эффект» никуда не выветрился, ни отличнейший в плане зрелищ, настроения и даже игры сборной России чемпионат мира по футболу, прошедший в России. Выборы в ЗС иркутские единоросы проиграли коммунистам, правда, потом – уже в играх на шахматных досках сессий ЗС – выиграли у них почти все партии.

 

Нас раньше почему в университетах (и даже в школах) марксизмом-ленинизмом мучили? Думаете, потому что у нас Советский Союз был и по-другому было нельзя? Конечно, и поэтому тоже. Но еще и потому, что раньше не было Иркутска в его нынешнем состоянии. А человеку, живущему в современном Иркутске, теоретический марксизм не нужен. Для него сам Иркутск является практическим пособием по марксистской теории. Идеальный образец политической власти буржуазии мягких, практически ненасильственных форм конвертации экономической власти имущих классов во власть политическую. Государственный аппарат как инструмент классового господства.

 

В 2021-2022 гг. у нас, как известно, случился переход от «гибридного авторитаризма» к просто «авторитаризму». Я бы вместо «авторитаризма» мог и гораздо более жёсткое слово использовать, но тогда бы я изменил какой-никакой, но эзоповой стилистике, а какой ты на фиг российский интеллектуал-затейник, если изменяешь этой стилистике? Ты без оной какой-то беглый релокант с «Эха Москвы» получаешься, а я чужих масок не ношу. Ну так вот, в связи с отказом от «гибридности» и переходом к «чистым формам» авторитаризма, у нас затеяна некая перемена основ преподавания истории в вузах. Про то, что из истории делают «научный путинизм», правопреемник диамата-истмата и их брата научного коммунизма (в советских вузах), уже без меня позлословили. Я же поделюсь «иркутянскими размышлениями» по поводу документа, именуемого «Концепция преподавания истории России для неисторических специальностей и направлений подготовки, реализуемых в образовательных организациях высшего образования».

 

 

Генерал-миротворец и Президент-воитель освободили население Иркутской области от региональной политики. Для тех, кто не понял, это я о генерал-губернаторе И. И. Кобзеве, который то ли поставил на паузу, то ли оттеснил в тень такую привычную для иркутян политическую войну бизнес-группировок Иркутской области, ведущуюся по принципу «все против всех». Про Президента-воителя, думаю, и так понятно. В разгар «украинской баталии» в рамках региональной повестки особенно не повыёживаешься. Кому совесть не позволит, кому страх. А кому-то и в голову не придет.

 

Представлять Сергея Арктуровича Язева иркутянам – да и многим-многим неиркутянам – нет никакой необходимости. Другое дело, что имеет смысл напомнить, что Сергей Язев не только астроном, не только директор астрономической обсерватории Иркутского госуниверситета, неутомимый и, как принято сейчас говорить, эффективный популяризатор науки, но и талантливый писатель, автор интереснейшей художественной прозы. В этом году спустилась со звезд на землю его повесть «Глава Девятнадцать» (повесть иллюстрирована отличными рисунками Андрея Бурлака). Сообщить об этом читателям просто обязан каждый иркутский колумнист и блогер. Мне сделать это проще, чем другим, я просто изложу в виде колонки некоторые, с позволения будет сказать, концепты (или, что я сам себе позволю сказать – смысловые конструкции) предисловия, которое я написал к повести Язева.

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске